Писанина / 25 июля 2015
/ 3

Сейчас как-то все по-другому. Наше поколение застало Советский союз, перестройку, а при Лукашенко наверное и умрем. Так и не увидим светлого будущего. В СССР, помню, нам обещали к следующей пятилетке каждому отдельную квартиру. Каждый год обещали коммунизм, полеты в космос, колбасу и туалетную бумагу без очереди. Так мы ничего и и не получили. Все рухнуло вместе с космосом. Зато перестройка принесла бананы и туалетную бумагу любой мягкости без очереди. Туалетная бумага только и сбылась. Но жизнь идет, и наша молодежь имеет больше чем имели мы. Правда довольствуется малым – им хватает палки для селфи и смартфона для этой самой палки. Главное, чтобы было на фоне чего селфиться. 

Но ценности меняются. Дети стали не такие озабоченные как мы. Помню, в детстве схлопочешь в школе двойку, идешь домой смурной, жопа зудит, ждет неприятностей. Подойдешь к автомату, поймаешь прохожего – дяденька, дай 2 копейки, мне маме позвонить, я двойку получил. Любой дядька даст, понимает. Мама работала в Госкомиздате. Чего это такое я и сейчас не знаю. Кричать на нас по телефону на работе стеснялась. Но пока домой приедет, вся злость пройдет, забудет, считай жопа спасена. Но не это главное – на душе спокойно. Это уже не твоя двойка и не твоя проблема. Ты ее отдал маме. Теперь ей решать что делать дальше с дураком сыном. В госкомиздат с двойками не возьмут, значит пойдет в армию или на стройку. А ты идешь домой веселый и беззаботный. Всех проблем то и было – от двойки избавиться. Однажды я приволок домой за раз три двойки и кол. И от всех благополучно избавился по дороге. Надо было идти в политики. А наши дети и дневник не покажут. Дают расписаться прикрывая страницу руками. Да и двойки уже не те. Черт его знает сколько это по десятибалльной системе. Так и не привык.

На работе полаешься с начальством, думаешь – ну его к черту, уволюсь. А дома жена, дети. Чуть что, жена плачет – как, говорит, жить будем? И маме не позвонишь. Вот хрень. Говорю – проживем как-нибудь. А сам тоже не уверен как. Но ведь живем, несмотря на все обещания президента. Идешь мириться с начальством. А начальству не слаще. Оно и радо, что ты пришел мириться. Оно не умеет работать. Оно только начальством может быть. Оно понимает тебе цену но никогда не скажет – оно же начальство. Ему хуже чем тебе – у него есть свое начальство и есть подчиненные. Оно должно между ними скользить. А тебе скользить не нужно – ты можешь быть каким хочешь. Хорошим или плохим. Все для себя – подчиненных нет. Хочешь кричать – кричи на начальство. Сотрудники только уважать будут. Не хочешь, не кричи – сотрудники и это поймут. Сами не кричат. Обсуждай кого хочешь сколько хочешь. На меня из-за этого друзья на работе иногда обижаются, говорят, что я злой, не понимают, что чувство юмора у меня сильнее чувства жалости. 

Вот сижу и думаю, а о чем это я хотел написать собственно говоря? Так и не вспомнил.

comments powered by HyperComments