Диалог с Люськой

Люська, Писанина / 18 февраля 2013
/ 169

Люська сидит под дверью спальной, в которой спит моя жена и мяучет. 5:30 утра. Все спят кроме нас с Люськой. Я пью кофе и разговариваю с кошкой.
— Чего тебе Люська?
— Пусти.
— Ты же только что просилась наружу. Зачем тебе обратно?
— Надо.
— Иди поешь Люська.
— Не хочу, пусти.
— Что ты там забыла?
— Забыла кое что, надо взять. — Открываю дверь спальной, Люська шмыгает под кровать и смотрит на меня. В темноте блестят ее глаза.
— Люська, забирай что хотела и катись. — Люська смотрит на меня и молчит. Закрываю дверь и ухожу. Через пять минут Люська начинает скрестись и проситься из спальной.
— Чего тебе Люська?
— Надо.
— Ты только что просилась в спальню, ты взяла что хотела?
— Да, пусти.
Открываю дверь. Люська выходит с гордо поднятым хвостом и идет на кухню. По дороге на кухню дверь зала. Люська обходит ее стороной. На кухне Люська ничего нового не находит и идет обратно под дверь спальной.
— Люська, я не пущу тебя в спальню.
— Мне надо, пусти.
— Нет.
— Пусти.
— Нет. — Я нагибаюсь, пытаюсь взять ее на руки. Люська убегает в туалет. Я иду за ней. Она идет на кухню быстрым шагом. Я же, стараюсь загнать ее в зал. Двери в зал Люська обходит стороной. Она старается идти медленно, делает вид, что не ботися меня, но постоянно оборачивается, готовая, в любой момент дать стрекача. Я бегу за Люськой. Бежать я стараюсь тихо, как индеец. Индеец из меня - как из говна пуля. Я цепляюсь за углы, за шкаф, шлепаю босыми ногами по полу, матерюсь и страдаю одышкой. Раз пять мы с Люськой бегаем из кухни в туалет и обратно, пока эта вредная кошка в конце-концов не вбегает в зал. Я закрываю дверь и сажусь работать. Люська дерет диван, смотрит как спит хомяк, залезает на пианино, скидывает оттуда ноты, залезает на подоконник, на котором благодаря ей уже давно ничего не растет. Делает вид, что ей это все надо и она сама сюда пришла, а вовсе не я ее загнал. В конце-концов Люське все это надоедает, она обнюхивает двери и потихоньку начинает скрестись. Я отгоняю ее от двери. Люська прячется под пианино. Через 10 минут она уже не может терпеть, возвращается к дверям и начинает мяукать.
— Чего тебе Люська?
— Пусти.
— Зачем?
— В туалет.
— Ты не хочешь в туалет Люська.
— Пусти.
— Нет.
— Да.
— Нет.
— Мне надо.
— Не надо.
— Надо, пусти.
— Иди к черту Люська! Я выпускаю ее, она бежит под двери спальной и начинает мяукать там. Через пару минут слышу как дверь открывается и закрывается опять. Еще через 5 минут слышу те же звуки. Смотрю в дверной проем. Люська возвращается, садится в дверях и смотрит на меня.
— Что Люська, выгнали?
— Еще чего. Я сама ушла. Мне надо было посмотреть тут.
— Что посмотреть?
— Надо. Ты не поймешь. Не твое дело. — Люська уходит на кухню. Я продолжаю смотреть в дверной проем зная, что она сейчас вернется. Люська возвращается, видит, что я ее вижу и идет в сторону спальной с озабоченным видом. Под дверями спальной Люська заводит старую песню. Дверь открывается и закрывается, через пять минут опять открывается и закрывается, открывается, закрывается, открывается, закрывается. Люська возвращается на кухню, в туалет, под двери спальной. Я опять загоняю ее в зал. Она начинает проситься наружу, потом в спальню в которой жена давно уже не спит, но отчаянно делает вид.
— Пусти.
— Нет.
— Мне надо. Я кое-что забыла взять. Я возьму и сразу обратно. — Я открываю дверь, Люська прячется под кровать и смотрит. Плюю в пол и ухожу. Надоела, как наша погода. Но почему-то я не представляю, как можно по другому, без Люськи.

Люська

comments powered by HyperComments