Как мы ходилили в этнографический комплекс "Млын" в Заславле

Заславль / 11 июля 2013
/ 746

В этнографический комплекс "Млын" в первый раз мы с дочкой попали, когда ходили на праздник "Купалле". Праздника не было, и мы пошли на млын. Точнее праздник был, но мы его не дождались. Садилось солнце и золотило деревянные стены хат. Я вообще люблю дерево. Конечно, я не только дерево люблю. Я еще и мясо люблю и вообще покушать. Жену, тоже, это самое. Детей. Президента. Но к дереву у меня особое отношение. Я на столяра когда-то учился. Как Иисус Христос. Знаете сколько у меня в руках было заноз? То-то. Дерево — живой материал. Запах дерева не исчезает. Сколько дом стоит, столько в нем живет запах дерева. С бетоном, к примеру, такого не бывает. Он вообще не пахнет. Пришли, значит, мы на этот самый млын, и там было все закрыто. Млын, это мельница по-русски. Времени было полдевятого, поэтому мы не настаивали чтобы нам тут все открыли и показали. Это был, к тому же, вечер субботы. Мы сами там походили, пофотографировали, и решили прийти в будний день, когда все будет открыто.

этнографический комплекс "Млын" в Заславле

мельница

мельница

амбар

Пришли в среду. Все было открыто, но там снимали кино. Кино, как нам рассказали, про Рогнеду. Про Рогнеду я уже писал, ищите там третью главу, вам понравится. И поэтому, они нам сказали, что все покажут, но не покажут дом завозников (это типа гостиницы того времени, начала 20-го века). Там, говорят, снимают эту самую Рогнеду. Вы, говорят нам работники комплекса, можете зайти, посмотреть, но не обращайте внимания на сумки, которые везде разбросаны, это реквизит съемочной группы. Реквизит больше напоминал магазин секонд-хенд. Да и гостиница не произвела впечатления. Потолки низкие, санузел на улице. Душа нет. Кровать одна на всех. Из предметов роскоши — часы и зеркало. Там, возле кровати, и крутилась съемочная группа. Что они там снимали, мы смотреть постеснялись. Тем более, со мной был ребенок. Интересное кино, подумал я. Чего это Рогнеде делать на мельнице, и тем более, в гостинице, в которой останавливались завозники. Завозники — это мужики, которые завозили зерно на мельницу. Мужики — это по нашему мужчины. Мужчины — это... Как бы то ни было, нам было все интересно. Работники музея были очень доброжелательны, все нам показали и рассказали как и что. Но, так, как там снимали, мы фотографировать постеснялись. Посмотрели только на дизельный двигатель на улице — железяка как железяка. Наши трактора не намного ушли вперед.

дизельный двигатель

В общем, начали мы с амбара, свиран, называется. Зерно, сказали нам не трогать, оно, говорят, отравлено. Дочка хотела отсыпать себе в сумочку немного, на всякий случай, каши сестре сварить, или еще что, но я не дал. Хотя наверное зря. В хозяйстве пригодилось бы.

Потом пошли в кузню. В кузне был горн и всякие подозрительные инструменты. О назначении представленных инструментов моя дочка, воспитанная на фильмах ужасов, знала абсолютно все. Правда, наковальню она почему-то обозвала пушкой. Своими знаниями она решила поделиться с экскурсоводом, и та побледнев ретировалась, оставив нас в кузне одних с нашими фотоаппаратами.

Потом нам показали мельницу. Мельница работала на паровом двигателе, а в 30-40-е годы на дизельном двигателе, который на улице, благодаря чему, собственно эта мельница и дожила до наших дней. А потом, экскурсовод нам сказала, что мы можем делать что хотим. Дочка, услышав это, начала интересоваться у меня по поводу спичек.

А потом мы фотографировали Изяслава, который никак не хотел слезать с дизеля. И даже сфотографировали саму Рогнеду, тем более она не была против, или не видела.

А тут все 102 фотографии.

comments powered by HyperComments