Люська, ее принципы и ремонт

Писанина, Люська / 15 сентября 2013
/ 234

Люська сидит и смотрит. Люська научилась смотреть такими большими и невинными глазами, что хочется ее погладить. Я протягиваю руку и чувствую, как в меня впиваются 280 остро отточенных об то, что нажито непосильным трудом, зубов. Люська улыбается и ворчит от удовольствия. В прошлой жизни Люська была акулой, и некоторые привычки у нее еще остались. Вынужденная жить в шкуре кошки она не может спокойно смотреть на свободно передвигающееся перед ее глазами мясо, особенно в таких количествах, как я. Люська мечтает, как будет меня есть. Я мечтаю... Мало ли о чем я мечтаю. Люська умная кошка, но гадит на пол. У Люськи принципы. Один из принципов Люськи — гадить там, где захотелось. Люська кошка, которая гуляет сама по себе, и везде гадит. Раньше, мы постоянно наступали на это самое, но, постепенно научились его обходить. Когда мы делали ремонт, Люська днем пряталась под кроватью, а ночью проверяла сделанную нами работу. Те места, которые в ремонте уже не нуждались, Люська помечала свежей кучкой кала.

К туалету Люську мы приучили уже давно, и о разбросанном по всему дому дерьме забыли... на время. Пока не решили приучить ее к унитазу. Из дальнего китайского зарубежья был выписан комплект наунитазного приручателя за 3 бакса. Комплект содержал наунитазник, в который насыпается наполнитель. Процесс приручения состоит в том, что постепенно в наунитазнике нужно вырезать отверстия и уменьшать количество наполнителя. Люська справилась со всеми этапами приучения, но с одним "но". Она с удовольствием туда ходит по маленькому, по большому же предпочитает ходить куда придется. Теперь мы отправили Люську на второй год и начинаем процесс обучения с самого начала. В результате имеем то, что имеем. 

Люська

Ремонт закончился в этом году как страшный сон. Был и исчез. Со страхом думаю о будущем. Меня переселили в бывшую детскую комнату, а детей в бывший зал. У детей выросли ноги и им стало тесно. Теперь у меня на потолке звездочки ночью и голубое небо днем. Меня все устраивает, только бы не делать ремонт. Даже порванные Люськой обои меня устраивают. Раньше Люське не давала рвать обои Лиза, теперь Люська обои не рвет — не интересно. Ремонт мы делали сами, потому что умеем. Я всегда считал, что уметь плохо. От этого у меня болят конечности, туловище и почему-то челюсть. Чем больше ты умеешь, тем больше у тебя болит. Я, например, не умею натягивать потолок и от этого болит у меня меньше, чем болело бы, если бы умел. Кроме того, наблюдая за процессом натягивания, я получил колоссальное удовольствие. Потолок натягивали за закрытыми дверями, но двери стеклянные. Стекло, правда, непрозрачное, но глядя сквозь него, и видя лишь смутные работающие тени, я понял, что более прекрасной картины никогда не видел, и на это движение могу смотреть вечно. Теперь я понимаю, почему Люська на нас, дураков, смотрит.

А еще у нас новый телевизор, на который Люська охотится. Если она не перестанет... ну вы сами понимаете.

comments powered by HyperComments