Потомства не будет

Люська, Писанина / 5 марта 2013
/ 141

Люську жалко. Ее это самое, на той неделе... ну вы понимаете. Она теперь грустная, хотя и хочется верить, что не понимает, чего с ней сотворили. И теперь она не бегает — надели на нее смирительную рубашку. Она в ней ходить почти не может, не то что бегать. И терпеть это все ей еще до четверга. А там, вроде, швы снимут. Тогда она нам покажет. А пока лежит и не разговаривает. Жена ее носит с места на место, укладывает спать, целует, укрывает одеялом, баюкает и кормит с рук. Даже старшая дочка, которая ее раньше гнала от себя и ходила после кошки мыться, теперь спит с Люськой в одной кровати. Люська, благодаря этой операции огребла море заботы и любви, в котором она купается насколько позволяют ее оковы.

А прошлой ночью Люська еще и простыла. Всю ночь она чихала, преимущественно на меня. У меня имеются подозрения на этот счет. Наверно она мне мстит и хочет заразить кошачьим гриппом. Я, между прочим, в операции участия не принимал, только платил, а это не считается. Я еще и не за такое платил. Я бы ее, конечно выгнал, чтобы не чихалась, но у кого рука поднимется? В общем терплю. А она лежит и смотрит своими огромными глазищами. Не мяучет. Хоть бы мяукала, так, я бы, может, злился. Когда злишься, совсем не жалко. Так нет. Лежит и смотрит. В общем, кошки — люди а люди — козлы.

Люська после операции

Люська и жена спят

Люська смотрит

comments powered by HyperComments