Страшная история из недалекого будущего

Писанина / 4 июня 2012
/ 74
На перроне людей было много, однако никто не обратил внимания на старуху, которая кинулась на рельсы прямо перед поездом. Все произошло быстро — старуха даже не вскрикнула. Поезд остановился. Пассажиры зашли в вагон переговариваясь друг с другом и обсуждая последние новости. Машинист сплюнул и включил дворники. На стекло полилась вода и дворники начали размазывать кровь по стеклу. Через несколько секунд стекло стало чистым и лишь по краям остались кровавые потеки. Двери закрылись, и поезд двинулся в тоннель. На перроне осталась молодая девушка, которая стояла рядом со старухой перед тем как та покончила с собой и пара зевак — мужчина лет сорока и пожилая женщина. Девушка была забрызгана кровью, глаза ее были расширены. Она тихонько поскуливала и всхлипывала. Зеваки с любопытством разглядывали девушку и то, что осталось от старухи. Женщина повернулась к девушке: 

– Надо подальше отходить от края платформы, милочка, тогда не забрызгает. Каждый день бросаются, пора бы уже привыкнуть.

– Пойди, позови дежурную, — обратилась она к мужчине, — пусть наведут порядок, на пассажиров брызжет.

Мужчина, видно, ее муж, кивнул и ушел. Вернулся он через несколько минут с уборщицей. Та тащила за собой длиннющую швабру и ворчала — Кидаются и кидаются по сто раз на дню, а мне убирай. Идите кидайтесь с колокольни, так нет, в метро лезут.

Уборщица сняла со швабры тряпку и черенком начала сталкивать с рельсов то, что осталось от старухи.

— А куды им деваться: еды нет, пенсию не плотють, за долги, небось, из квартиры выгнали, вот и кинулась. Я двадцать лет почитай как тут уборщицей — такого насмотрелась. Раньше поезда останавливали, скорая приезжала, милиция, а сейчас так и едуть па кастях.

Уборщица достала из кармана засаленную тряпку и повернулась к девушке: — Давай, милая, вытру пятна с блузки.

Та отшатнулась.

— Ну как хочешь. Ночью уберут. Днем никто не полезет. Некогда, все спешат. А куды спешить? Все равно есть нечего. Спеши не спеши. Уражая нет уже десять лет, дварцоу понастроили, и что з тых дварцоу? Туды нихто не ходить. Бегут все. Куды бегут? А потом кидаются.

Девушка кое-как вытерла лицо платком, почистилась от крови и уехала на следующем поезде. Мужчина с женщиной пошли в сторону выхода из метро. Уборщица, продолжая ворчать, мыла пол шваброй. — Я почитай как десять лет здесь. Ни разу не опоздала, ни одного дня не взяла отпуску, а усе адно, ни сегодня – завтра и мяне адправять на пенсию, так мы тут и встретимся. Адна дарога. — Уборщица перекрестила рельсы и пошла в свою уборницкую, волоча за собой швабру.

comments powered by HyperComments